«Сносхождение» — 1 серия / Александр Е. Зиненко

1 СЕРИЯ «Незнакомый сон» После долгого рабочего дня я был сильно измотан. Мой возраст не имел к этому никакого отношения: я – молод, по крайней мере телесно. Просто порой, когда мы слишком часто откладываем всё непрожитое время на потом, мы нарываемся на утомительно длинные туннельные дни, по которым бездумно шатаемся, сжав во вспотевших руках неудобный пластмассовый фонарь; отсчитываем монотонные шаги, лишь бы было чем заняться. Как время может откладываться? Очень просто. Оно скапливается повсюду. Там, куда вы заглядываете реже всего. Даже сейчас оно праздно валяется по всему вашему дому или окутывает пеленой ваших знакомых, с которыми вы давно не виделись. Всё это где-то там, заморожено, будто не существует, и просто ждёт своего часа. Ждёт нас, чтобы взорваться, выскочить неожиданно из-за угла и за одно мгновение состарить или исказить всё то, что хранит ваша память. Если мы чему-то долго не уделяем внимания, например, протекающему крану, покалыванию в боку или продукту, который скрывается в недрах нашей морозильной камеры, будьте готовы ко всему, что начудит с ними время. Так как оно уже учуяло их запах. Оно любит заброшенные места, любит трещины и царапины, любит недостатки, – всё, где есть хотя бы крошечная брешь, чтобы поселиться там и пустить свои ядовитые корни. Но не бойтесь, людям время не грозит большими потерями (если вы, конечно, не махнёте на себя рукой. Уж тогда оно позабавится!) Но это был не мой случай. Весь день я был в приподнятом и бодром настроении – и как никогда устал. Сегодня мне удалось побывать везде и сразу. И теперь я медленно брёл вперёд, почти не разбирая дороги перед собой. Ноги сами вели меня домой, «на автопилоте». «Агх! Почему ничего не получается?.. Ты просто устал. Отсюда и все эти мысли… Нужно просто отдохнуть. Агх!.. Все эти переезды, отчёты, дурацкие справки… Скоро всё это закончится и встанет на свои места… Не спускай планки. Нужно просто чуть-чуть подождать. «Ничто стоящее не приходит сразу». Помнишь? И люди оценят. Нужно лишь время… Агх…» «Вот я и дома!» – промелькнула мысль. Я поднял голову и увидел свою «новую» квартиру, в которую переехал пару недель назад; затем аккуратно разбросал туфли в маленьком коридоре и пошёл в квадратный зал. При виде меня холодильник в коридоре дружелюбно зарычал, как верный пёс. Но несмотря на его энтузиазм и урчание сухих бутербродов в моём желудке, я опустошённо прошёл мимо. В зале слабость наконец взяла надо мной верх, и, будучи не в силах идти дальше, я рухнул в пяти шагах от дивана.

2
«Сносхождение» — 1 серия / Александр Е. Зиненко
Ambrozio.ru
Сон подхватил меня. Я уже толком не разбирал где верх, где низ – ноги поднимались и опускались на пол без моего ведома. Сон неуклюже, – хромая на правую ногу, – нёс меня куда-то вперёд; держал мёртвой хваткой. Едва он подошёл к дивану, я выскользнул из его рук и ненадолго пришёл в себя. Моё мятежное сознание старалось ухватиться за пластиковую соломинку реальности в бурном море сна, и я вдруг разглядел его лицо. За всю свою жизнь я видел лица тысячи разных снов – помнил их глаза, нос (если он был), уши, рот, но никогда – всё лицо целиком. Этого я встречал впервые, и что-то мне в нём не нравилось. Он взглянул на меня и будто прочёл это в моих спутавшихся мыслях; наклонился к левому уху и что-то неразборчиво прошептал; от чего я в мгновение ока, как от точного выстрела в голову, заснул мёртвым сном…
* * *
Тёмный гранитный пол поликлиники, пропитанный запахом хлорки, тянулся на долгие метры вперёд, на другой конец этажа. Казалось, если бы его не сдерживали эти стены, — такие же невзрачные и однотонные как сам пол – он бы тянулся так до са́мой старости, а моет быть и дальше. Люди разных возрастов поочерёдно поднимали глаза к проходщим. Трудно было сказать, сколько они простояли в этом коридоре, но выглядели они так, будто впитали в себя цвет этих бледно-розовых стен и также бесцветно и обречённо смотрели по сторонам. «Нет, ма. Сегодня я не могу. Бегаю по врачам… Со мной всё в порядке. Это для школы… Да, опять. Нет, я не думаю, что это как-то связано с мальчиком, который укусил учителя во время урока. Скорее потому, что начался новый учебный год… Все преподаватели их сдают. Ладно мам, мне пора. Тут моя очередь. Да, давай. Папе – привет. Всё, пока. Может быть на следующей, посмотрим. Давай». У нужного кабинета была небольшая толпа. Слава молча встал за человеком, который показался ему крайним, и уставился на стену. Дверь напротив отворился, и за ней в ярком свете пропал один из ожидающих. Затем ещё и ещё. Очередь редела, но нужная дверь так ни разу и не отворилась. Молодой учитель засомневался, что эти люди вообще вели его к верному входу: — Кто крайний в «217-й»? – спросил он и указал на нужную дверь. Присутствующие отрицательно покачали головами и вонзили взгляды в дверь напротив. «Здорово!» — вздыхая, подумал Слава. Он спешно постучал и толкнул дверь, но та не впустила его. «Кабинет на ремонте» – заметил он листок бумаги, который валялся на полу, украшенный тёмным отпечатком чей-то ноги. «Приём ведётся… – прочитал он, поднимая листок с по́ла, и выпрямил за́гнутый угол, – … в кабине 305». «Здорово они работают! Зачем она вообще меня сюда отправила?» — подумал он о молодой медсестре в приёмной.

3
«Сносхождение» — 1 серия / Александр Е. Зиненко
Ambrozio.ru
«Надо приклеить на место. Чтобы другие не стояли тут, как я, три года!» — возмущался он про себя. Стараясь не касаться грязного отпечатка, он аккуратно приставил лист бумаги к двери и стал тереть но́гтем тонкие полоски скотча. На миг ему показалось, что люди в очереди оборачиваются и смотрят на него с мыслью: «Зачем он это делает? Не всё ли ему равно?». Но в тот же миг постарался прогнать эти голоса из своей головы, и из-под листа выполз сочный рыжий таракан. Слава отдёрнул руки и отпрянул всем телом назад. — О, молодой практикант на полставки! — усмехнулся мужчина в стороне. — Что там? – спросила старушка на скамейке. — Да ничего, — ответил мужчина. – Таракан. — Чего удивляться с такой властью. Я вчера по телевизору видела по этому каналу, как его… Слава поспешил уйти, поднялся на следующий этаж и снова зашагал вдоль длинного коридора в поисках нужного кабинета.
— Мне у окна дует, дайте я сяду на ваше место, — услышал он по пути женский голос.
— Окно закрыто, — ответил мужчина.
— Я что дура, не знаю, когда мне дует?
— Похоже, в Вашем вопросе уже скрыт ответ, — ответил мужчина и с довольным лицом остался сидеть. Славу это развеселило.
— Да, что ты говоришь!
— По-моему, мы ещё не переходили на «ты»?
— А по-моему, ты… – пенилась женщина, но мужчину это только раззадоривало.
Слава прошёл мимо них дважды, прежде чем ему удалось отыскать 305 кабинет.
Оказавшись перед дверью, его удивило, что он не заметил её раньше. Хоть находилась она не там, где ей следовало в номерном порядке, она сильно отличалась от всех остальных.
«Интересно, что за психолог, что у него собственные двери?» – промелькнуло в его голове. Он постучал и толкнул дверь. Та поддалась, но на полпути замерла, словно её кто-то остановил изнутри ногой.
— Я Вас позову, – донёсся из-за двери голос.
— Мне тут только подпись поставить.
— Да-да, – не вникая в суть сказанного, ответил голос. – Я позову.
Слава тяжело вздохнул и направил усталые шаги к лавочке у противоположной стены.
«Видимо, сегодня коробки меня не дождутся», – вспомнил он о вещах, которые вот уже почти месяц терроризировали его ум, пытаясь выбраться из коробок, в которые он их поселил перед отъездом из дома родителей. Он обещал себе, что скоро их распакует… как только закончатся все эти проверки, и он перестанет приходить домой таким уставшим, чтобы с порога бежать обнимать диван. Тогда он точ…
— Входите! – прозвучал голос, не успел Слава опуститься на лавочку. Его тело обдало колючим зарядом энергии, и он поспешил к двери.
— Мне только тут подписать и всё. Новый учебный год, все эти проверки. Ну, вы знаете, – произнёс Слава бодро, подходя к столу, за которым в кресле, обернувшись к окну, сидел врач.

4
«Сносхождение» — 1 серия / Александр Е. Зиненко
Ambrozio.ru
— Да, конечно, – произнёс кто-то в стороне, и Слава обернулся на звук голоса. – Кладите бумаги на стол, – сказал врач лет тридцати шести, закинув голову назад и пытаясь, по всей видимости, вставить контактную линзу в глаз.
Слава обернулся обратно к столу, но больше для того, чтобы разглядеть сидящего в кресле. Теперь он видел, что это был просто халат, свесившийся с ручки кресла.
— Жена хочет, чтобы я носил эти дурацкие линзы, а я их терпеть не могу, – Слава стал рыться в портфеле через плечо, чтобы достать бумаги. – Мне ещё какие-то мелкие попались, постоянно выпадают… Во-о-т, вроде села… – Слава достал документы, но не стал класть на стол. Он по привычке держал всё в руках, чтобы всегда быть наготове. – Полдня вставляю, полдня хожу с красными глазами, – усмехнулся доктор.
— Да уж, жёны, они – такие, – Слава не знал, что ответить, так как был далёк как от темы линз, так и жён.
— Тоже женат?
— Есть немного, – нервно усмехнулся Слава. Он не знал, почему он так сказал, но знал, что как только врач поставить подпись, он его больше не увидит, а значит ничего плохого в безобидной лжи нет. Да и не ложь это, а скорей шуточное недопонимание.
— Ладно, давай посмотрим, что у тебя там, – сказал психолог, затем взял бумаги в руки и, часто моргая, чтобы глаза привыкли к линзам, опустился на кресло.
— Да, ты присаживайся, – сказал он Славе и указал на аккуратное зелёное волокнистое кресло на деревянных ножках в стороне.
— В школе, говоришь, преподаёшь. А что преподаёшь?
— Литературу в 5-х и 6-х классах.
— Хм. И что, хорошая школа? Сто́ит отдавать детей? – спросил психолог, вычитывая что-то в бумагах.
— М-м-м. Да. Нормальная, – на второй год преподавания Слава был меньше уверен в ответе на этот вопрос, чем раньше.
— Я смотрю, ты уже у всех побывал. Невролог, окулист, м-м-м…
— Да, только Вы остались.
— Ладно, расскажи, что тревожит? – спросил психолог, взяв со стола ручку, и откинулся в кресле.
— Да всё нормально.
— Даже зарплата учителя устраивает? – улыбнулся психолог.
— Пока нормально.
— И жену устраивает?
— Жену? – удивился Слава, но тут же вспомнил. — Ах, да. Я ещё репетитором подрабатываю.
— Репетитор литературы? Даже такое бывает!?
— Да, помогаю с выпускными тестами и прочим.
— Надо же!
— Ага.
— Ну хорошо, – врач оставил на бумаге кривые закорючки – И-и-и печать. Где тут у меня печать? – доктор стал по очереди открывать ящики стола. – Это интересно! – он встал с места и вышел в соседнюю комнату. Слава только сейчас увидел вторую дверь.
Когда ему приходилось разделять общее пространство с незнакомыми людьми, он терялся: был слишком скован, слишком «занят», чтобы обращать внимание на что-то постороннее; отказывался

5
«Сносхождение» — 1 серия / Александр Е. Зиненко
Ambrozio.ru
признавать существование всего остального мира и думал, как бы поскорее закончить дело. Он знал, надо делать всё «как надо».
За спиной послышался шорох, и молодой учитель обернулся – прозрачная шёлковая штора танцевала у окна. В её движениях и солнечном свете было что-то успокаивающее, и он стал оглядываться по сторонам. Теперь он увидел кабинет.
Прежде это были лишь несколько шагов по́ла, рабочий стол и кресло, в которое его усадили, но теперь это был целый мир: спокойные зелёные обои с рисунками тёмных тропических листьев, белые деревянные панели по низу стен; симпатичный шкаф с множеством ровных полочек и отделений; фотографии и грамоты в рамах со вкусом развешанные на стенах; кусочек шерстяного каштанового ковра, который очерчивал квадрат в той части кабинета, где стояли диван для бесед с пациентами, круглый журнальный столик и кресло, в котором сейчас и сидел Слава. От мебели так пахло новизной, будто её поставили сюда незадолго до его прихода.
Слава заметил фотографию пляжа с пальмами и морем. Но что привлекло его больше всего – это нереалистичное зеленоватое небо. Он точно видел, что это настоящая фотография, но это небо казалось таким… ДЗИН-Н-Н-НЬ!!!
Телефонный визг разодрал тишину. Слава от неожиданности вздрогнул и оглянулся.
На столике рядом с ним надрывался красный дисковый телефон. Вскоре он замолк, но через мгновение зазвонил надрывней. Слава перевёл взгляд на дверь, из-за которой в этот момент показался психолог.
— Итак, – он дважды дыхнул на печать, склонился над столом, и прижал её вместе с бумагами к его деревянной поверхности.
— У вас тут телефон, – сказал Слава.
— Да? Спасибо, – доктор по́днял смартфон со стола.
— Хм. Ноль пропущенных.
— Нет, звонили на этот, – Слава указал на телефон, что стоял на…
Молодой учитель уставился на столик, где только что стоял старинный телефон, и затем посмотрел на доктора, не зная, что сказать.
— Но он же… – Слава, недоумевая, снова посмотрел на пустой стол. Воцарилась пауза… – Хах, – заулыбался он. – Это что фокус какой-то? Как вы так?..
Доктор не мог понять, что происходит, поэтому Слава замолк, чувствуя в груди жар от неловкости и недоумения. Он скрючил неуклюжую рожу, пытаясь всё свести на шутку, вскочил с кресла и поспешил к бумаге с подаренным ему автографом. Стараясь казаться весёлым, он схватил листок, но вдруг застыл и как-то странно посмотрел на психолога.
– Что? – спросил психолог.
Слава, ничего не говоря, обернулся. И вдруг быстрыми шагами направился к столу, чтобы убедиться, что он не спятил.
Телефона не было ни на столе, ни под ним, но звон отчётливо доносился откуда-то оттуда, из пустоты. Он точно знал, что не спятил.
— Что это за звон? – поинтересовался доктор, словно приняв условия игры.
— Обычный телефонный звон… Вы, правда, его не слышите?
— Послушай, постарайся успокоиться, – психолог пытался действовать аккуратно.

 

6
«Сносхождение» — 1 серия / Александр Е. Зиненко
Ambrozio.ru
— Я – нормальный человек, с нормальной жизнью, – Слава произнёс это скорее для себя, чем для доктора.
— Ты уже слышал этот звон раньше?
— Что? Нет, – быстро ответил Слава и вдруг осёкся. – Нет, – повторил он менее уверенно.
Теперь, когда психолог поставил вопрос с такой стороны, он, кажется, вспомнил, что уже слышал этот надрывный звон раньше. Да! Как-то ночью после переезда, когда не мог заснуть. Это повторялось пару ночей подряд. Он ещё обратил внимание, потому что… Нет! Это, скорее всего, был телефон соседей. Он не мог слышать этот звон раньше. Да и то, что происходило сейчас было каким-то бредом.
Слава провёл рукой там, где прежде стоял телефон, но это ничего не изменило.
— Как тебя зовут? – спросил психолог.
Слава не ответил.
— Так, прекращай там ползать и садись, – приказным тоном заявил психолог, которому надоели метания парня. Такое неожиданное поведение отвлекло Славу, и он остановился.
— Присаживайся… – доктор указал на кресло и посмотрел в документ, чтобы узнать имя.
— Слава, – опередил его молодой учитель, но остался стоять в знак протеста.
— Хорошо, Слава. Садись.
— Нет, спасибо.
— Ладно. Тогда остановись на секунду и закрой глаза. Пожалуйста.
— Зачем?
— Просто закрой? Ладно?
Слава молча смотрел на психолога, пытаясь угадать, о чём он думает, но ожидание, не принесло ответа.
— Хочешь, я закрою глаза вместе с тобой? Давай?
Психолог закрыл глаза. Слава немного подумал и вскоре присоединился к нему.
— Ты закрыл?
— Да, — не совсем понимая зачем, ответил Слава.
— Хорошо.
— Теперь глубоко вдохни и выдохни, и так несколько раз.
Слава приоткрыл один глаз, зная, что психолог наверняка уже сделал тоже самое, но тот стоял с закрытыми глазами и продолжал говорить.
— Давай вместе. Вдох, выдох. Вдо-о-ох… Вы-ы-ыдох… Хорошо. Это поможет расслабиться.
«Зачем мне расслабляться? – не мог понять Слава. – И как это вообще связано со звоном?» – но ничего не произнёс вслух.
— Теперь давай представим большую белую комнату. Хорошо?.. и телефон, который ты слышишь. Пусть он стоит там на-а-а… пусть он стоит на столике… Представил?
Слава закрыл глаза и попытался сделать то, что просил его доктор.
— Представил? – повторил психолог терпеливо.
— Вроде того, – ответил молодой учитель с долей недоверия.
— Хорошо, а теперь представь, как ты подходишь к этому столу и снимаешь трубку, и отвечаешь на звонок. Хорошо?

7
«Сносхождение» — 1 серия / Александр Е. Зиненко
Ambrozio.ru
Слава громко выдохнул и попытался представить, как он стоит у белого стола посреди просторной белой комнаты и снимает трубку надрывающегося красного телефона. Трубка тянется к уху и… и ничего. Да и как там вообще что-то могло быть, если это было всего лишь его воображение.
К счастью, звон прекратился и теперь можно было… «Гуа-МАЛ-ла!» — тишину разорвали десятки голосов: мужские, детские, женские. Они гомонили на перебой. Никто не говорил членораздельно; или говорил, но разобрать хоть что-то было невозможно, так как они вплетались один в другой. Тянулись, как густая жвачная масса, и лопались, делая го́мон ещё более искажённым и неразборчивым. Кто-то вдали закричал, и все закричали следом.
Слава открыл в испуге глаза и посмотрел на доктора. Тот стоял в полнейшем замешательстве и недоумённо, приоткрыв рот, смотрел то на Славу, то куда-то в сторону.
Молодой учитель повернул голову и тут же в испуге откинул прочь телефонную трубку, которая оказалась в его левой руке. Это была та самая красная трубка, которую он видел раньше и которую представлял в своей голове, но на этот раз что-то чёрно-фиолетовое с шипением и бурлением выползло из неё прямо к нему на запястье.
Слава стал нервно тереть руку о штаны, стараясь избавиться от странной смолянистой грязи. Пятясь назад, он глядел то на руку, то на штаны, то в сторону трубки. Последняя прокатилась по по́лу и, словно раскалённый метеорит, прожгла в нём дыру и пропала.
— Да что это такое?! – закричал Слава и почувствовал, что упёрся в стену.
Доктор, уставившись на отверстие в полу, оторвал напряжённую спину от книжного шка́фа и молча сделал несколько шагов в сторону дыры.
Слава недоумённо посмотрел на него. Доктор вытянул шею, чтобы заглянуть внутрь.
— Что вы делаете? – произнёс Слава, но сам не заметил, как сделал шаг вперёд. Затем ещё один и ещё. Они осторожно подошли ближе, но ничего не увидели кроме какого-то куска синей грязи. Этот кусок шевельнулся и стал похожим на жирную тёмно-синюю жабу. Ну или что-то вроде того.
Жаба открыла рот, чтобы квакнуть, но вместо звука прорвалось что-то похоже на икоту вместе с отрыжкой.
— Бред какой-то! — возмутился Слава. Психолог по-прежнему молчал и внимательно следил за жабой.
Лягушка снова наполнилась воздухом и попыталась квакнуть, но вместо этого лопнула, как горячий пузырь на манной каше, и поток сине-болотной грязи ринулся вверх как из жерла вулкана.
Учитель и доктор в испуге отскочили назад. Прилипший к потолку кусок грязи начал расползаться во все стороны со склизким и гудящим треском, словно пытался догнать мелкие молниевидные трещины, что бросились от него врассыпную по всему потолку. Грязь тонкими струйками стала стекать с потолка и капать на цветы, подушки, шкаф, вазы, ковёр, проделывая в них тлеющие дыры, как те, что появляются на сухих осенних листьях от пламени зажигалки.
Массивный кусок грязи сорвался с потолка и упал на диван. Тот ожил и стал извиваться как огромная жирная гусеница, заливаясь пискливо-гнусавым рёвом.
Слава с криками кинулся к двери. Раздался бурлящий рокот, а затем громкий хлопок, почувствовался резкий запах засохшей грязи – диван в конвульсиях ударился об пол в последний раз и расползся на множество безголовых существ, похожих на квадратные пу́фы с тонкими

8
«Сносхождение» — 1 серия / Александр Е. Зиненко
Ambrozio.ru
ручками и ножками. Они носились по комнате, хныча точно младенцы. Некоторые истлевали на бегу и, извиваясь, падали на пол; другие, будучи безглазыми, носились по комнате, врезаясь во всё подряд. Один из уродцев схватил доктора за ногу, но тот извернувшись, запустил его в стену.
Слава был в ша́ге от двери, когда пол ушёл из-под ног, и он больно ударилось плечом об потолок. Когда его настигла вторая – ещё более пронзительная – волна боли, он понял, что лежит на полу.
Руки, подбородок, колени и грудь – всё тело ныло от сопротивления, поднимаясь с по́ла. Комната вихляла из стороны в сторону. Пытаясь совладать с тряской в голове и кругами в глазах, Слава, качаясь, зашагал к выходу; влетел плечом в дверь и схватился за ручку. Но та с визгом вылезла из двери и стала извиваться. Слава раскрыл ладонь и увидел толстую мягкую гусеницу, похожую на заплесневелый прогнивший сладкий перец.
— Агх! — воскликнул он с отвращением и с ёрзающим чувством под кожей на макушке отшвырнул червяка в сторону. Краем глаза он заметил маленькую зубастую акулью пасть летящего ему в лицо квадратного уродца. Молодой учитель рефлекторно отдёрнул голову, но этого было недостаточно. Раздался громкий вопль!!!
Слава открыл глаза и увидел, как квадратного уродец, размахивая тощими лапками в воздухе, с рычанием и воплем залетел в большую дыру на другом конце комнаты. Дыра захлопнулась, и оказалась огромной слюнявой пастью одноногого «головастика», не уступающего в размерах гостиному креслу. Облегчение в груди поперхнулось собственной слюной и начало откашливаться.
Пасть распахнулась, но в этот раз вместо зубов внутри был огромный глаз, который разглядывал Славу. Учитель стал с оглядкой нервно царапать ногтями стену, стараясь ухватиться за выступ двери и поскорее выбежать из этого проклятого кабинета.
Глаз захлопнулся.
Слава никак не мог нащупать выступ.
— Какого чёрта? — зная, что сейчас из пасти снова появится длинный лягушачий язык, он посмотрел на дверь и увидел, что никакого выступа не было – дверь была нарисована.
Над головой раздался скрежет и треск щепок – Слава пригнулся как можно ниже. Чёрный лягушачий язык пронёсся вдоль стены, сдирая штукатурку заживо и оставляя в стене глубокий расплавленный след. Молодой учитель почувствовал, как за шиворот сыплются обломки и пыль. Горячие чёрные слюни попали ему на руки, и он стал судорожно оттирать их об ковёр. Он тёр с такой самоотверженностью, что не мог уже различить, прожигает ему кожу раскалённая слюна или твёрдый ворс, об который он так усердно тёр руки.
Вдруг он почувствовал, что тело снова теряет вес, и поспешил сжаться, чтобы избежать новой боли, но это не помогло. Его плечо пронзил такой горячий всплеск, что из горла вырвался надломленный крик. Одноглазое существо застонало следом.
Всё шло кругом. Слава, опершись ладонями о стенку шкафа, уронил голову вниз и увидел, как в нескольких шагах от него психолог пригвоздить язык «головастика» чем-то длинным к стене. Существо со стоном потянуло язык на себя, и вся комната накренилась. Длинный язык выскочил и как хлыст полетел в сторону доктора, но тот ловко увернулся, с прытью заскочил на стол, перескочил на подоконник и исчез на фоне светлого неба.

9
«Сносхождение» — 1 серия / Александр Е. Зиненко
Ambrozio.ru
— Вот оно, — Слава понял, что это был выход и нужно было… он почувствовал, что его тело скользит вниз. Он не знал, почему оно это делает, но, когда увидел, что вся мебель катится в том же направлении, догадался, что комната переворачивается. Стены затрещали, спасительное окно смялась, как лист бумаги и пропало. Руки Славы скользили по гладкому полу. Он попытался за что-то ухватиться и потащил за собой край ковра. В пасти чёрного «головастика» уже пропали шкаф и пара безголовых тумбоподобных существ.
Ноги Славы врезались в столик, и он стал пятиться назад.
Одноглазый «головастик» взревел так, что Славе стало не по себе. Он бросил в него торопливый взгляд и увидел, как несколько безголовых квадратных уродцев, вскочив к нему на вязкую смолянистую голову, вгрызались и истязали его. Из пасти монстра вслед за рёвом и слюнями вырвался раскалённый язык и стал бить во всех направлениях – плавить стены, мебель, пол и потолок. Слава едва успел поджать ноги, когда язык прошёл под ним, и пол двумя ладонями ниже зашипел и вспенился.
Слава продолжал пятиться назад, отталкиваясь пятками и упираясь локтями до тех пор, пока его рука не угодила во что-то тягучее и липкое как мёд. Он посмотрел на неё, скривился и начал нервно вертеть головой в поисках выхода.
Одноглазый монстр попытался проглотить последнего квадратоголового уродца, раздирающего его своими тонкими когтями, но тот намертво вцепился в него зубами и не разжимал челюсть.
Слава только сейчас понял, почему под руки без конца лезли стёкла и пластмасса – он сидел на стене, с фотографиями и грамотами, которая теперь встала на место потолка.
Прозрачная тягучая смола на его руке оказалась расплавленным стеклом одной из фотографии. Она обжигала, но это было терпимо. Слава пробежал по фото глазами, и вдруг в его голове что-то проползло поверх мыслей. Он ощутил то́, что ещё не до конца понял. Не зная зачем, он рванул к расплавленной фотографии, схватился за её круглые рамки, растянул в разные стороны и, словно в открытую пасть тигра, засунул голову внутрь.
Он не видел, что было внутри, так как сильный порыв свистящего ветра набросился к нему на лицо, с яростью терзал за волосы и не давал открыть глаз. Это вполне могла быть крыша какого-нибудь небоскрёба.
Молодой учитель вылез и, сощурившись, посмотрел вокруг – бескрайнее холодное пространство космоса окружило его со всех сторон и сделало совсем маленьким.
Всё, что было, – это рыхлый огрызок стены в 5-6 шагов под его ногами.
Учитель в страхе поспешил к краю. Хватаясь рукой за рассыпчатый пол, он, дрожа всем сердцем, наклонился и посмотрел за край. Преодолевая страх и ветер, он поспешил к противоположному краю, но и там внизу не было ничего (даже той части кабинета, которую он только что покинул).
Учитель задрал голову, но вместо звёзд увидел огромные обломки камней, щепки дерева и куски мусора, которые кружили над ним как стервятники, утопая всё больше вверх – в разверстую безызвестность.

10
«Сносхождение» — 1 серия / Александр Е. Зиненко
Ambrozio.ru
Слава вернулся к фотографии, которая с этой стороны выглядела как иллюминатор корабля, опустился на колени и заглянул обратно в кабинет. Оттуда, как в дверной глазок, на него смотрел огромный глаз «головастика».
Глаз моргнул, и на его месте появилась пасть, которая стала изрыгать из себя галлоны чёрной грязи. Она бурлила и била фонтаном, словно из пробоины в трюме корабля, и всё больше затопляла комнату.
На поверхности воды проступил огромный рот и с рёвом устремился к учителю.
Руки Славы схватили створки иллюминатора и соединили воедино так плотно, что проход исчез. Но это были руки; голова понимала, что монстр никуда не делся; тело чувствовало тряску от ударов под собой и от нетерпения вскочило на ноги.
«Что за бред?! Что за бред такой?» — закричал Слава, но из-за свиста ветра в ушах почти не услышал своего голоса. Мысли метались в голове от края к краю, но бежать было некуда. Стена под ногами покрылась чёрными смоляными трещинами, и те ринулись к ногам Славы.
Монстр был совсем близко – единственный выход был… единственный выход…
У Славы тряслись руки.
Над головой проплывал сухой пень с длинным корнем. Он был ближе всех остальных парящих предметов… и то, если он до него допрыгнет. Он ведь до него допрыгнет?
Слава подбежал к краю.
Если бы он только до него допрыгнул, он бы… А что дальше?
Что дальше всегда можно придумать потом. Нужно прыгать и всё!
Слава зашагал назад, к краю стены, разбежался и сделал рывок: правое колено взмыло в воздух, но левая ступня, под тяжестью страха, так и не сдвинулась с места.
Слава вернулся на землю. Корень был слишком высоко. Даже если он приложит все усилия, он не сможет…
Существо уже вытекало чёрными струями через мелкие отверстия под ногами.
Молодой учитель почувствовал, как его тело тряслось от напряжения, как из глаз от страха прыснули слёзы, как от онемения покалывало пальцы.
Он вытер лицо руками, шмыгнул носом и твёрдыми шагами снова пошёл к дальнему краю, громко вдыхая воздух носом.
Ноги пришли в движение: правая сменяла левую; учитель сморщился от напряжения и, собрав все силы воедино, оттолкнулся ступнями от земли.
Словно в баскетбольном прыжке Слава вытянул руку вверх, надеясь ухватиться за корень, но, когда подушечки пальцев проскользили по шершавой поверхности, руки стали опускаться сами собой. Слава смотрел, как корень уплывал прямо из его рук, и ничего не мог поделать.
Что что-то не так, он понял, когда корень оказался на уровне ног. Он посмотрел по сторонам и понял, что его тело по-прежнему медленно скользило вверх, преодолевая притяжение.
«Быть может…» — подумал он и стал поднимать и опускать руки.
Это была невесомость.
Он плыл в чёрном бесконечном пространстве словно под водой. Но без сопротивления, которое создаёт вода, движения в невесомости не особо помогали сдвинуться с места. Нужно было от чего-то оттолкнуться.

11
«Сносхождение» — 1 серия / Александр Е. Зиненко
Ambrozio.ru
Славу прибило к большому куску асфальта. Он развернулся и, приложив к нему руки и ноги, оттолкнулся вверх изо всех сил. Вышло совсем не то, чего он хотел – всё замельтешило и перемешалось. Плечо врезалось во что-то твёрдое – Славу отнесло в сторону; в спину воткнулось что-то острое – тело вздрогнуло и моментально выгнулось; голова подпрыгнула вверх и вмазалась во что-то жёсткое; по макушке пробежал ток, голова онемела и намокла. Цвета перед глазами размазались и стали гаснуть.
Тело ослабевало, мысли вытекали из головы, секунды растягивались. Ум стал наполняться спокойствием и просил не тревожиться. Слава чувствовал, как его уносит спиной вперёд, в спокойную безмятежность. На миг он ощутил непреодолимый страх, что его тело больше никогда не коснётся земли, но страх скоро вытек через руки.
Ему показалось, что он видит вдалеке стену, с которой недавно пытался сбежать. Уродливый монстр пробился наружу и глядел на него своим мерзким глазом, но теперь Славе было всё равно.
Он не помнил, когда перестал дышать, но ему больше и не хотелось. Глаза моргали всё реже, откуда-то доносилась музыка. В темноте проплывали расплывчатые образы из прошлого.
Он чувствовал умиротворение и спокойствие. Его уносило в прекрасный мир. Он точно не знал, куда и зачем, но чувствовал, что теперь всё будет хорошо. Чувствовал, как чьи-то заботливые руки берут его в свои солнечные объятия, чувствовал, как нежное дыхание касается его носа и щёк, чувствовал руки в волосах. Как кто-то тянет его за пряди; очень усердно, но он не чувствует боли. Совсем. Чувствует, как испарятся комфорт из его тела, музыка в ушах размазывается и теперь слышен только шум. Над головой разрывается водная гладь, и с него струями сползает вода. Сквозь закрытые глаза пробивался яркий свет.
Он поднял ладони и стал размазывать воду по лицу, прогонять её прочь от глаз. Слава чувствовал, как струи стекают с его волос и попадают в рот. Он выдувал её из носа. Моргал и всматривался, но вода мутила взор.
— Ты как? – спросил кто-то. Слава, отплёвываясь, утвердительно закивал головой и услышал удаляющийся бег в воде, плеск, кто-то нырнул.
Слава протёр глаза и обернулся в сторону плеска. Отражающееся в воде солнце ослепило его. Он стоял по колено в воде. В ушах стали проступать крики и стон. Перед ним появилось чёрное как космос море. В воде тонули и кричали люди…

Продолжение следует…